Вторник 23 октября 2018
Войти

Регистрация


Чисто

3°C

Нижний Новгород

«Аффект» на слушаниях продолжает рулить

  • Вторник, 09 октября 2018 07:00
  • Автор  Георгий Степанычев

Законодательство о публичных слушаниях сильно изменилось – как федеральное, так и местное, нижегородское. Самая неприятная метаморфоза: участниками таких спектаклей могут стать далеко не все нижегородцы. То есть не жители города вообще и даже не жители района, а только те, кто проживает на обсуждаемом участке. Ну или у кого там что-то в собственности.

Активные граждане бьют тревогу: теперь их позиция не попадет в протокол! Строго говоря, если речь идет о зеленой какой-нибудь опушке, в протокол могут попасть лишь птички да белочки. И это, конечно, не может не вызывать тревогу. Однако сейчас – вот именно на данном этапе – в Нижнем Новгороде ничего не поменялось в плане влияния общества на решения чиновников. Жаркие эмоции по-прежнему весомее «протокольных мнений».

Вынужденные истерики

В затяжной шанцевский период публичные слушания были чем-то вроде рудимента, доставшегося феодалам в наследство от эпохи гласности, значение которого чиновники всячески уничижали. Они были бы очень рады тогда, если бы эти мероприятия вообще отменили. Дело в том, что именно на них народец имеет свойство поднимать голову и голос (в том числе и на чиновников). А при ВПШ было столько грандиозных планов: то магазины на месте березовых рощиц, то хоромы жилые.. И все это надо в спешном порядке подготавливать, менять зоны, согласовывать проекты… Тут, понимаешь, не до выкриков с мест!

https://img-fotki.yandex.ru/get/9/vj-jjic.a/0_f0fa_f6a02c22_XL.jpg

Надо сказать, что правила. по которым проводились публичные слушания, соответствовали тогда настрою слуг народа. Мероприятия сии имели по большей части ознакомительный характер. То есть народ просто ставили в известность, что вот тут у вас будет новый дом впритык к вашему, а тут торговый центр вместо детской площадки. Ознакомились? Все, давайте до свидания. Вопросы? Хм, а может не надо? Ну ладно, давайте, только быстро. И чтобы никаких песен о буревестнике!

Дело доходило до абсурда. Бывали случаи, когда чиновники в один присест меняли до сотни зон в разных точках города, просто перечисляя эти изменения перед публикой – специально так быстро, что люди не успевали даже разобраться, о каком месте идет речь.

 

Рассматривая протокол публичных слушаний, чиновники не опирались на него в своих решениях. Послушал народ – и ладно: теперь можно ничтоже сумняшеся менять зону и застраивать. Особенно удобно это стало делать, когда градостроительные полномочия были переданы в область: если город менял зоны открыто, на думском заседании, то теперь это происходит в тиши кабинета главного градостроителя области Бодриевского.

Между тем, народ понимал две вещи:

*Слушания – единственный этап подготовки участка к изменениям, который проходит не за закрытыми дверями и где можно высказаться;

*Чиновники не принимают к сведению протоколы, поэтому единственный выход – как можно громче кричать. Только тогда (особенно если в зале есть не провластные СМИ) эти крики (а подчас и отборную ругань) услышит власть. Причем решение чиновников напрямую зависит от степени эмоциональности.

Понимая это, участники слушаний (порой осознанно) устраивали шум-гам, доходя чуть ли не до аффекта Так было почти на всех слушаниях по ключевым городским вопросам. Например, по волжской пойме в Сормовском районе, по полуострову со стадионом в Сормовском парке, по парку Кулибина и так далее.

https://static.ngs.ru/news/52/preview/37507e945a04057f0047464b52e0272059b78aa6_640.jpg

 

После таких «аффектных» слушаний власть опасалась принимать решение о застройке. То есть зоны в большинстве случаев поменяли (например, по волжской пойме – там постарался упомянутый нами Бодриевский), но зелень не трогают и стройку не начинают.

Для избранных

Между тем, летом этого года законодательство о публичных слушаниях (как федеральное, так и городское) изменилось.

Если вкратце, суть изменений вот в чем.

Прежде всего, эти мероприятии стали наконец-то весомыми, то есть чиновники обязаны учитывать мнения участников слушаний. И это жирный плюс – особенно для поборников демократии.

Но есть и жирный минус для них же: этими самыми участниками могут стать или жители обсуждаемого участка, или лица, у которых там что-то в собственности. Остальные – не участники публичных слушаний. То есть они могут придти и даже что-то сказать, но их мнения в протокол не попадут и учтены не будут.

Возникает, конечно же, вопрос: а что делать, если на участке нет жилых домов, а есть там густая зелень? Как в волжской пойме, например? Кто тогда будет официальным участником слушаний? Уточки да белочки?

Видимо, протокол, если следовать букве закона, должен быть пустым. Ну а чиновники должны принять решение на свой страх и риск.

 

Однако на данном этапе таких казусов не происходит – и вряд ли они произойдут в ближайшее время. Потому что, во-первых, чиновники районных администраций действуют по-старинке, занося в протоколы мнения всех присутствующих. А во-вторых, господин Бодриевский, к которому стекаются эти протоколы, тоже действует по старинке, стараясь угодить застройщикам и не обращая внимания на мнения каких-то там жителей. Точно так же, собственно говоря, действует вся команда градостроителей, собравшихся вокруг Бодриевского. Уже после изменений в законодательстве эта команда успела отклонить рассмотрение вопроса по той же волжской пойме, на которую по-прежнему претендует застройщик.

И вновь продолжается бунт

Что же общественности остается делать в этой ситуации? Правильно, бунтовать, то есть как можно громче кричать на слушаниях, чтобы чиновники учитывали при принятии решения именно эти крики – раз уж протоколы они не учитывают.

Причем инструмент аффекта используют как противники той или иной застройки, так и сторонники. Последние слушания по Почаинскому оврагу это очень хорошо показали: там весьма эмоционально была выражена только одна позиция – позиция застройщика/риэлторов/дольщиков.

Таким образом, несмотря на формальные изменения в законодательстве о публичных слушаниях, по сути ничего не изменилось.

 

Чтобы произошли реальные изменения, необходимо прежде всего обновить корпус областных чиновников, ответственных за градостроительство. Увольнение их начальника Аверина – не панацея: исполнители, от которых все и зависит, остались те же.  Перекраивать их на новый лад – дело хлопотное и в общем безнадежное.

Ну и само обновленное законодательство необходимо серьезно скорректировать – и общественность должна добиться этой корректировки. Полноценными участниками слушаний должны стать все желающие нижегородцы, а не только жители обсуждаемых территорий. Иначе чиновники, следуя букве закона, действительно сделают так, чтобы в протокол заносились мнения только птиц и зверей.  

Прочитано 895 раз
Другие материалы в этой категории: « Инопланетный комфорт Закулисный метрострой »

Последние комментарии

  • Гость сказал Ещё
    Жесть :alc: 6 минут назад.
  • Гость сказал Ещё
    Никакого Зощенко не надо))) 1 час назад
  • Гость сказал Ещё
    Как сообщает департамент, пробный пуск... 1 час назад
  • Гость сказал Ещё
    А денежка бюджетная таки с челяди капает, что на одного... 2 часа назад.
  • Гость сказал Ещё
    Злобин, кстати, тоже директором школы был. И они почти... 2 часа назад.