Пятница 21 января 2022
Войти

Регистрация


Избранное

Елена Букарева и 44 ее богатыря

  • Вторник, 26 октября 2021 09:40
  • Автор  Виктор Корнеев

Прочитав даже краткую биографию такого российского государственного деятеля, как Сергей Степашин, поражаешься, насколько она совпадает по «кривой» авторитета и напряженности с судьбой Счетной палаты (как в России, так в регионе). Кривая эта напоминает синусоиду: сначала круто верх, а потом все вниз и вниз.

Однако сегодня полномочия Контрольно-счетной палаты (КСП) конкретно в Нижегородской области грозят расширить, что призвано превратить КСП в суровое «оружие возмездия». Получится ли?

Спокойной ночи, малыши 

Структура, которая взялась, как сказали бы сейчас, мониторить средства государевы, а проще сказать – помогала царю разгрести бардак, царящий в казне и госхозяйстве России, возникла еще при Петре I: Камер-коллегию возглавил Петр Аксенов. Со временем появились и ее губернские филиалы. Существовали контрольные органы и в стране Советов.

В нынешнем виде Счетная палата РФ появилась в 1995 году. Идеологом ее был, между прочим, Юрий Болдырев, один из основателей «ЯБЛока»: это именно его "Б" между "Я" Явлинского и "Л" Лукина мы видим в названии либеральной партии.

Именно либерализм и призван был сделать Счетную палату независимой от государственной власти, которая всегда стремится к консервативному если не деспотизму, то единоначалию: что хочу, то и ворочу. Палата же – в идеале – должна была «кусать» власть как бы снаружи, хотя все уже тогда прекрасно понимали, что в реальности это невозможно.

В итоге идеал реализовать не удалось. Не удалась и борьба с коррупцией, чем так рьяно стремился заниматься Болдырев. Возможно, слишком рьяно: Болдырева от «большого счета» устранили и теперь он выступает «во второй политической лиге», о которой мало кто вообще знает.

Затем наступила эпоха Сергея Степашина.  Любопытно посмотреть, как похожи его карьера и судьба счетчиков из Палаты.

Степашин – второй и последний директор Федеральной службы контрразведки (ФСК), затем – первый директором ФСБ, после чего – министр юстиции России, министр внутренних дел, премьер-министр.

Нигде Сергей Вадимович подолгу не задерживался, работая по год-два, а став безобидным (и получив полуласковое–полуразочарованное прозвище "Степашка") премьером, задержался в этом кресле лишь с мая по август 1999-го, после чего – «спокойной ночи».

В 2000 году Сергей Вадимович возглавил Счетную палату и оставался на этом посту аж до 2013 года. Учитывая краткосрочность практически всех его предыдущих назначений, это был период поразительного долгожительства. Но смею предположить, что объясняется это тем, что генерал-полковник нашел наконец должность по себе: миролюбивую, тихую и спокойную.

Вот что главное: Палата с годами не стала грозным ведомством. Ее не боятся. Казалось бы, появление ее специалистов на пороге должно вгонять чиновников в дрожь, доводя до холодного пота. Ан нет.

Чиновники понимают, что предписания счетчиков – дело десятое. Свои проблемы они решают с губернатором либо мэром, а Контроль-счетная палата (КСП) жалуется на отсутствие полномочий. Или вовсе молчит.

Стабильность – признак стагнации?

В 1990-е КСП области поначалу даже слегка ошалела от собственной значимости. КСП – структура федеральная, поэтому имела дело с органами госвласти – администрацией области и Законодательным собранием, которое, как известно, у нас ответственно за бюджет, хотя бы номинально.

КСП же, федералы, поначалу пытались играть в независимость.

Счетчики частенько появлялись в ЗакСобрании и бряцали предписаниями. Депутаты к КСП прислушивались и в целом, конечно, слушались. Хотя случались и конфликты: законодателям хотелось одного, а «федералам» – другого. Тогдашний депутат, юрист, Дмитрий Бедняков наверняка мог бы многое рассказать о перипетиях отношений ЗСНО и Палаты в ту переходную эпоху.

Однако мало-помалу дело шло к Стабильности, которой так кичатся власти в новом веке.

С 1 декабря 2010 года на должность председателя КСП назначена Елена Борисовна Букарева – сроком на пять лет.

Пришла же она сюда вовсе не со стороны, хотя счетчики должны кусать систему снаружи, а не существовать внутри.

Однако до своего попадания на пост, Букарева 11 лет, с 1999 по 2010 годы, работала не где-нибудь, а в департаменте финансов и налоговой политики города Нижнего Новгорода, заместителем директора – начальником управления.

С одной стороны, можно сказать, что, зная систему изнутри, легче ее кусать. Однако реалисты скажут: будучи чиновником до мозга костей, вряд ли сможешь навредить «братьям по крови».

Стабильность, как известно, – признак мастерства. Или стагнации.

Елена Борисовна переназначалась на пост дважды, в 2015-м и в декабре 2020-го. А если так, можно сделать вывод, что эта фигура всех устраивает. В том числе и власти.

«КСП – что мертвому припарка»

Хотя поле для деятельности у органов контроля у нас, в общем, широкое. И на это обращали внимание не раз. Деньги сплошь и рядом расходуют либо неэффективным, либо нецелевым образом. Даже упоминаний в прессе об этом столько, что ни в какой материал об этом не влезут.

При этом у чиновников (не у всех, конечно) неистребима тяга к воровству. Не зря же о коррупции не устают твердить на всех уровнях. Не верите – спросите у бывших министра Александра Макарова или главы города Олега Сорокина. Или хотя бы у Олега Кондрашова, вынужденного поддаться «охоте к перемене мест».

Но способна ли что-то изменить КСП?

Депутат ЗСНО Владимир Буланов, например, считает так:

«Потенциальному коррупционеру КСП – что мертвому припарка. Сегодня у нас достаточно контролирующих органов, им реально есть чем заняться. Последние уголовные дела и чиновники, сидящие в СИЗО, показывают, что правоохранители свое дело знают».

Однако самой КСП не хватает полномочий. Или желания?

«В свое время я обращался в КСП Нижегородской области с просьбой проверить строительство технопарка на Анкудиновском шоссе. Мне ответили, что нарушений нет. Это как они проверяли, если потом Счетная палата во главе с Голиковой выявила огромные нарушения при строительстве?!» – говорит Буланов.

«А я вас сюда не пущу»

Любопытно, что свою КСП пытались создать на уровне областного центра. В 2015 году с такой инициативой выступил ряд депутатов городской Думы.

Областную КСП в это время многие муниципальные предприятия и предприятия с городской долей просто игнорировали – под предлогом того, что те не имеют права проверять их финансово-хозяйственную деятельность.

Например, когда «Нижегородским водоканалом» руководил будущий (теперь уже нет) министр ЖКХ области Александр Байер, счетчики предупредили его о грядущем аудите. На что тот якобы улыбнулся и сказал тем в лицо: «А я вас сюда не пущу».

Между тем, необходимость в контроле средств муниципалитета существовала: скандалов вокруг городского бюджета становилось все больше. В самом бюджете копилась кредиторская задолженность, он истощался без видимого эффекта, в сметах, расписанных, например, на муниципальные стройки, постоянно зиял дисбаланс. Бюджет хирел, что не мешало захаписто вести себя не только чиновникам, но и депутатам, некоторые из которых выписывали себе из городской казны премии по 42 млн рублей.

Городские власти в лице «двух Олегов» примера чистоты помыслов не подавали. Нынешняя их судьба при этом известна.

Заместителем главы городской администрации являлся бывший прокурор Нижнего Новгорода Владимир Никонов, у которого, казалось бы, хватало и связей, и даже полномочий. Но никакого оздоровления бюджет не испытал.

При горДуме уже работала своя структура, которая только за год проводила порядка полутора десятков проверок, однако реальных последствий на себе никто не испытал, не сел.

Тогда, шесть лет назад, дискуссии о создании КСП на городском уровне как-то завязли на уровне того, что для создания контролирующего бюджет органа нужны бюджетные же средства, которых нет. Есть тут какие-то признаки то ли замкнутого круга, то ли «уловки 22».

В любом случае, осмелюсь предположить, создание новой чиновничьей структуры для контроля над чиновниками, скорее всего, прежде всего обернулось бы раздуванием чиновного аппарата, и без того перенасыщенного своего рода безмятежными трутнями.

Например, сегодня в штате региональной КСП, по словам Елены Букаревой, трудятся 44 специалиста – прошу их не считать слова о трутнях обращенными конкретно к ним.

Тайны без последствия?

И вот сегодня власти как бы декларируют: хочется полномочий? Нате их вам!

Комитет ЗСНО по вопросам госвласти и местного самоуправления уже обсуждает законопроект, который регламентируют деятельность КСП региона. Согласно ему, полномочия Палаты могут быть расширить.

У КСП, например, может появиться возможность проведения аудита в сфере закупок товаров, работ и услуг. Сроки представления в ЗСНО и губернатору информации об исполнении бюджета Территориального фонда ОМС уточнят. А едва ли не главное – счетчики получат возможность мониторить информацию, охраняемую законом о государственной и иной тайне.

Речь идет о постоянном доступе к государственным и муниципальным информационным системам.

Что ж, если законопроект пройдет (а скорее всего так и будет, иначе депутаты не тратили бы драгоценное время), возможностей у КСП будет больше. Другое дело – было бы больше толку.

Счетные палаты разных уровней уже доказывали свою беззубость. Так что я бы вел речь скорее о недостатке не полномочий, а желания их использовать.

Докажет ли Елена Бухарева и 44 ее богатыря, что у них такое желание есть?

Прочитано 515 раз

Последние комментарии

  • Гость сказал Ещё
    Потому и молчит. Что произвол творят . 2 часа назад
  • Гость сказал Ещё
    Это ему хаккеры, за Борские теплицы)))) око саурона,... 2 часа назад
  • Гость сказал Ещё
    Днём они мирные абрикосы,а ночью вооружённые урюки. 3 часа назад
  • Гость сказал Ещё
    ёперный перенесут . какая им где разница в кальсонах... 3 часа назад
  • Гость сказал Ещё
    А то что в разы режут статистику по заболевшим он как назовет? 3 часа назад