Понедельник 29 ноября 2021
Войти

Регистрация


Избранное

Мифология Ирины Славиной

  • Понедельник, 04 октября 2021 10:11
  • Автор  Андрей Генералов

Со дня смерти самого известного журналиста Нижнего Новгорода прошел год - Ирина Славина убила себя второго октября 2020-го. И если вы чувствуете жжение пониже спины от того, что "эта сумасшедшая" (с) - действительно самый известный журналист города, то эта статья, наверное, в первую очередь для вас. А если гордость - то вы ничем не лучше человека из первого пункта.

Всего через год внезапно оказалось, что вместо правды на дело Ирины Славиной наросла уже самая натуральная мифология. Причем очень разная – назовем их «либеральная» и «патриотическая».

Собственно, для либералов Ирина Славина уже стала фактически памятником самой себе, не человеком, а уже этаким символом одновременно непримиримой борьбы с системой и ее же жертвой. А вот патриотам выгоднее всего считать Славину кем-то вроде городской сумасшедшей – так хотя бы их картина мира в целости остается: так-то обычно всех идейных либералов они считают «проплаченными Западом грантоедами», но люди ведь не сжигают себя за деньги. Значит, что? Значит, отъехала крыша.

Что та, что эта мифология представляется мне полной чушью. Попробую объяснить.

Сначала разберемся с «патриотическим видением», это проще всего. Совершенно точно Ира Славина не была сумасшедшей – я знал ее одновременно не слишком близко и не слишком далеко (ровно то, что нужно, для объективного взгляда). Но вообще, это в один голос говорят вообще все, кто был знаком вживую; их общее мнение вернее всего выражается фразой «не более сумасшедшая, чем любой из нас». И истеричкой она не была, и «хайпожоркой», как бы не хотелось представить дело всяким гражданам невеликого ума, слышавших какой-то звон про Ходорковского и психдиспансер.

Нет. Ира была крутым журналистом-расследователем с крепкими нервами. Убеждений она придерживалась либеральных, а значит, полной ложкой хлебала противодействие системы: ей резали шины, раскидывали по району листовки с какой-то чернушной дичью про ее семью, штрафовали по любому поводу и так далее. Тем не менее, она встречала всё это как подобает профессионалу: с усмешкой и неизменным «Не дождутся». И, к слову, ее ценили и оппоненты: что полковник Трифонов (бывший глава центра «Э» региона), что губернатор Никитин еще при жизни Славиной отзывались о ней без радости, но с уважением (хотя Трифонов после ее самосожжения пытался провернуть фокус, который мы описывали в отдельной статье). Потому что было за что уважать: несмотря на расхождения по идеологии, она помогала вскрывать и решать кое-какие реальные проблемы. Никитин, помнится, даже грамоту вручал с благодарностью.

И примерно тут же лежит моя главная претензия к мифу либералов – кем Славина точно не являлась, так это «знаменем и светочем» борьбы за идеалы демократии. При всех своих либеральных склонностях, влиявших на выбор тем для расследований, она не была вдохновенным теоретиком и никого не звала на баррикады. Она была журналистом «на земле» - то есть человеком с сетью знакомств, с неформальными и даже дружественными связями с самыми разными людьми. В том числе и депутатами, чиновниками и прочими единороссами. Это ведь по-другому не работает: чтобы хорошо делать свое дело, журналист должен быть в приятельских отношениях с огромным количеством народа.

А с частью мифа про «жертву системы»…Что толкнуло ее на такой шаг? Пожалуй, за этот год у меня созрело понимание (понятно, не претендую на истину в последней инстанции).

Известно, что идея самоубийства-манифеста именно таким способом сидела в ней давно. Напомню, вот тот самый скрин еще из 19-го года:

 

Пожалуй, главное, что тут можно сказать – она не боялась смерти. И где-то в глубине рассматривала такой вариант ухода именно как максимальную из возможных по силе воздействия АКЦИЮ. Акцию по доказыванию своей правды.

 Первого октября к ней пришли с обыском – 12 человек с болторезом – и забрали вообще всё, что могло считаться носителем информации: ноутбуки, жесткие диски компьютера, флешки, даже фотоаппарат. «Коза-Пресс» оказалась, как рассказывает муж Ирины, «обескровлена на 150%». Славина проходила свидетелем по делу Иосилевича (да, так у нас работают со свидетелями), но из-за обыска осуществлять свою деятельность как редактор «Козы» не могла.

А днем второго октября сайт «Козы Пресс» оказался на время недоступен. Неизвестно, было ли это связано с обыском, или просто случились какие-то технические проблемы – но Ирине вполне могло показаться, что «Козу» осознанно блокируют по всем фронтам.

И это-то и могло оказаться последней каплей, из-за которой она решилась на свою страшную акцию.

Можно ли сказать, что в ее смерти виноваты какие-то конкретные силовики? Пожалуй, нет.

Можно ли сказать, что в ее смерти виновата нарастающая атмосфера «закручивания гаек» и давления на всех инакомыслящих? Пожалуй, да.

Можно ли звать ее за это "сумасшедшей" или, наоборот, делать из нее икону? Не стоило бы, но людям это объяснить сложновато.

Прочитано 631 раз

Последние комментарии

  • Гость сказал Ещё
    У нас главное гостей побольше пригласить, а... 5 часов назад
  • Гость сказал Ещё
    Именно так 6 часов назад
  • Гость сказал Ещё
    Хочу обратить вниманиеина то, что уже какой раз при... 6 часов назад
  • Гость сказал Ещё
    Понятно. Сначала снесу все деревья, которые держат... 6 часов назад
  • Гость сказал Ещё
    Да они эту собственность годами выкупать будут...лучше... 7 часов назад