Среда 21 апреля 2021
Войти

Регистрация


Breezy

5°C

Нижний Новгород

Breezy

Избранное

Губит людей вода

  • Понедельник, 16 ноября 2020 08:30
  • Автор  Виктор Корнеев

Поставщики стратегически важных для нижегородского региона и, в частности, для Нижнего Новгорода, услуг продолжают становиться персонажами уголовной хроники. Следственные органы вынесли на поверхность свой интерес к «водяным» из «Нижегородского Водоканала» – до них интерес был проявлен к энергетикам. Эти эпизоды дают богатую пищу для размышлений и любопытно посмотреть, когда и в чьих интересах поднялась волна, на гребне которой вознесены сегодняшние аресты.

Человек с яйцами и его нижегородские друзья

Нижегородский Водоканал является пятым по величине в стране и не может не привлекать внимания заинтересованных лиц. Несмотря на то, что Водоканал как предприятие имеет стратегический смысл – трудно представить себе размеры смуты и хаоса, если вдруг во всем городе не станет воды, – несмотря на то, что доли мэрии в таких предприятиях являются крупнейшими, – формально это все-таки предприятие частное, способное стать приятным приобретением для любого предприимчивого и стратегически мыслящего бизнесмена.

В начале завершающегося десятилетия среди тех, кто испытывает тягу к Нижегородскому Водоканалу среди прочих называли нескольких видных представителей новоявленной отечественной буржуазии. Упоминался, например, владелец ведущего участника рынка элитной и жилой недвижимости, корпорации «Баркли», Леонид Казинец. Однако особенно выделялась в этом ряду фамилия «человека с яйцами», яйцами Фаберже, Виктора Вексельберга.

Кто не помнит – в свое время миллиардер, кочующий в мировом списке журнала Forbes с 73-й позиции с $ 12,5 млрд чуть ниже и обратно, а в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России доходивший четвертого места, приобрел в США крупнейшую в мире частную коллекцию работ великого российского ювелира Карла Фаберже и возвратил ее в Россию, чем на много лет вперед получил нечто вроде индульгенции от интереса правоохранительных органов и спецслужб.

Виктор Феликсович, будучи счастливым обладателем нескольких водоканалов в стране, являлся также работодателем Александра Байера – до того, как тот в 2011 году возглавил ОАО «Нижегородский Водоканал»: с 2004 года на протяжении нескольких лет Байер работал вице-президентом ООО «Башнефть-Юг», компании, входящей в состав принадлежащей Вексельбергу «Роснефти».

К слову, поработал Байер и в упомянутой корпорации «Баркли», сначала финансовым директором, а с 2008 года – председателем правления корпорации.

Любопытное совпадение: после своего акционирования и приватизации, водоканалы Виктора Вексельберга как правило в разы поднимали тарифы для населения.

Возможно, к этому все и шло, когда Байер стал раскручивать схему водоканальных концессий, которые якобы должны были поставить предприятие на ноги, хотя оно вовсе и не падало, а главное – ослабить влияние на него городских властей и, в частности, нижегородской Думы. И вот почему.

Думское постановление об акционировании Водоканала середины нулевых определяло, что залог акций и имущества, а также передача их в доверительное управление невозможны, пока Гордума не даст на это добро. Однако после того, как мэрия с подачи Байера и, надо полагать, под давлением личного друга того же Леонида Казинца Валерия Шанцева без конкурса заключила с «Нижегородским Водоканалом» концессионное соглашение, стало можно трактовать федеральный закон о водоснабжении и водоотведении таким образом, чтобы, при теоретически допустимом банкротстве или неплатежеспособности «Нижегородского Водоканала» как концессионера, появилась возможность для его приобретения каким-то третьим лицом.

То есть, лазейка для присвоения Водоканала в принципе остается открытой, нужно лишь его разорить и обанкротить.

Если предположить, что процесс этот был запущен Байером, то схемы Александра Александровича или его принципы, похоже, продолжали жить все последние годы, уже после убытия оного в город Владимир, где под чутким руководством губернатора Владимира Сипягина он вновь занялся платами за коммуналку от местных жителей, – «дойность» которых принципиально не отличается от «дойности» нижегородцев (не все ли равно, с кого стричь рубли?), – со шлейфом уголовных дел за спиной если не его самого, то его соратников вроде Александра Попова.

И «Нижегородский Водоканал» год от года лишали притоков «крови».

«Короли» и «капуста»

Интерес частного капитала к Водоканалу вполне объясним: наряду с концессионными/инвестиционными средствами и неустанной бюджетной заботой городских властей о стратегическом предприятии, через него непрерывно текут воды живых денег из карманов плательщиков за коммунальные услуги, – то есть, от, собственного говоря, народа, в том числе и от нас с вами. А народ во все времена был и, надо полагать, останется крупнейшей дойной коровой для всех, кто желает подставить под полноводное вымя свой предприимчивый подойник.

При этом благодаря своему стратегическому статусу и инфраструктурному скелету, на котором держится весь город-миллионник, Водоканал практически вечен: он может мельчать время от времени или наполняться благодатными водами капитализации, но его не свернешь и не похеришь – он будет всегда.

(Это утверждение, кстати, справедливо для всех ресурсопоставшиков, включая и энергетиков).

Обескровить, обанкротить, приватизировать, продолжить эксплуатацию. Повышать тарифы. Шерудить живыми деньгами. Красота!

Новым интересантом по адресу Нижегородского Водоканала называют управляющую компанию «Лидер», в которой так долго и плодотворно трудился новый, взятый теперь под стражу, директор Николай Николюк.

Трудовая биография последнего пестра и многообразна. География ее широка – Прикамье, Пермь, Краснодар, Волгоград, Москва, Нижний Новгород. Река течет и широко, и долго – с юга на восток и снова в центр. И обратно.

ЗАО УК «Лидер» уже поучаствовал в нижегородских концессионных водоворотах, занимаясь в первую очередь утилизацией отходов, строительством мусорных полигонов. Хотя строились при его участии и, например, ФОКи.

Но, видимо, «мусорные стройки» были наиболее «успешны»: в мае 2019-о в АО «Управление отходами-НН» и в аффилированные с ним компании, среди которых – УК «Лидер», которая финансировала концессионные соглашения по строительству полигонов, постучали с ордерами на обыск оперативники ФСБ.

Эксперты при этом также просматривают если не связку, то связь между «Лидером» и представителем от исполнительного органа государственной власти Нижегородской области в Совете Федерации Владимиром Лебедевым, которого называли владельцем и Балахнинского, где доходило до бурных протестов местных жителей против завезения химических отходов, и иных полигонов – «мусорным монополистом» и «мусорным королем», для которого деньги не пахнут. А «Лидер», по слухам, инвестировал в строительство Балахнинского и Городецкого полигонов порядка 3 млрд рублей.

Обыски и выемка документов сотрудниками ФСБ маем 2019-го прошли также в ООО «Управление отходами-Волгоград», а в отношении руководства новочебоксарского и саратовского филиалов АО «Управление отходами» были возбужден уголовные дела.

В ходе этих мероприятий настойчиво упоминались имена и названия и УК «Лидер», и Владимира Альбертовича Лебедева, который ранее якобы и познакомил Николая Николюка с… нижегородским мэром Владимиром Пановым. А тот поставил Николюка во главе Нижегородского Водоканала.

В те времена здесь образовалась занятная чехарда: Николюк сменил на посту экс-главу администрации города Сергея Белова, который ранее сменил на этом посту Александра Прохорчева, который занял специально введенную для него новую должность управляющего директора… В общем, «тасуем-тасуем колоду – оп ля! – а где же туз?».

Наличие в числе этих увлеченных перепрыжками с место на место управленцев фамилии Белова как-то невзначай заставляет вспомнить имя Олега Сорокина, человека, служению которому, можно сказать, был не чужд и Владимир Панов. Однако в числе привлеченных к ответственности сегодня Белова нет, – а это может означать, что Панов к тому времени начал самостоятельные игры.

Николюк импортировал из волгоградских структур ЗАО «Лидер» своего былого соратника Александра Сидляревича – и снова в первые заместители. Оба были задержаны нижегородским следственным комитетом в один день, а заодно с ними – ряд других замов главы Водоканала: в этом ряду называют замгендиректора по развитию Александра Жернакова и других должностных лиц, а также представителей коммерческих организаций и лиц частных, которых вкупе подозревают в совершении преступлений сразу по нескольким статьям УК РФ.

Пришел, увидел, навредил

Любопытное совпадение: по версии следствия, гендиректор Водоканала «создал на территории Нижнего Новгорода и до настоящего времени возглавлял преступное сообщество для незаконного обогащения» с июня 2018 года – то есть практически с момента своего появления в кресле руководителя предприятия, которое случилось 6 июня 2018 года.

Получается, человек, приходя, уже знал, зачем пришел и «приступил к обязанностям» с места в карьер. Пришел, увидел, навредил.

Было ли ослабление/разорение Нижегородского Водоканала основным профилем деятельности его нового руководства? Кроме «незаконного обогащения», разумеется?

Собственно говоря, нельзя доказать, что такое ослабление в целях банкротства и присвоения было сознательным актом, а не произошло «само собой», как бы случайно.

Николюк, считают следователи, брал взятки – 20, 36 млн рублей, «откаты» от 10 % до 15 % с общей суммы договора поставки или оказания услуг. Но разорял ли он Водоканал?

Владимир Панов, похоже, использовал предприятие в качестве своеобразной «кассы взаимопомощи».

Водоканал стремились привлечь к участию в финансировании строительства ливневок, станций снеготаяния, фонтанов, – так сказать, ориентируя по «водному профилю». Стремились привлечь предприятие и к «благотворительной» деятельности, в ходе которой требовалось финансировать лояльные градоначальнику средства массовой информации и оплачивать услуги не менее лояльных «общественных консультантов».

Всем этим Панов объективно уводил из Водоканала деньги.

Была продолжена и начатая фактически еще при Байере тенденция ослабить влияние на Водоканал городских властей и, в частности, депутатского корпуса: депутаты были выведены из состава советов директоров аффилированных с муниципалитетом АО. Из советов директоров ресурсоснабжающих предприятий был также выведен «тяжеловес» Иван Носков, а его место занял замглава города и приближенный лично к Владимиру Александровичу человек – Виктор Сдобняков. И не случайно, отмечают эксперты, в это же время бизнес-партнер Панова Игорь Алексеев стал замгендиректора и в Нижегородском Водоканале, и в Теплоэнерго.

Капитализация же предприятия тем временем мелела. За 2018 год Водоканал показал всего 4,7 млрд рублей выручки, что для него не много. Сегодня счета АО показывают прибыль, но ее размер – 21 млн рублей – при выручке в 4,8 млрд рублей и проведенных контрактах на 4,7 млрд рублей кажется даже комичным.

При этом Водоканал словно забыл о собственном благополучии.

В 2018 году заменили только 1,3 % сетей, около 38 километров – цифра крайне мала. План капитального ремонта существующих сетей выполнен на 12%. Трехмиллиардную инвестиционную программу года исполнили лишь на 7%, в размере 140 млн рублей.

Сколько еще можно было протянуть при таком «рачительном» хозяйствовании?

В итоге «Нижегородский Водоканал» перестал пользоваться доверием кредитных организаций: банки стали отказывать предприятию в займах, которые его руководитель Николай Николюк хотел делать снова и снова. Тем самым, по факту, углубляя кредитную котловину Водоканала и вряд ли улучшая его финансовое состояние, капитализацию и устойчивость.

Директор также увеличил обязательства по модернизации предприятия, которую то обязано проводить по концессионному соглашению: на нее было запланировано привлечь 6,2 млрд рублей заемных средств, гендиректор вырастил эту цифру до 8 млрд. Однако поскольку ни в нее, ни в инвестпрограмму, ни в новые закупки в сотни млн рублей никто из заимодавцев уже не изъявлял желания вкладываться, было решено… увеличить тарифы для населения, при чем ни много ни мало, а сразу на треть.

Естественно: а с кого же еще брать? Если Водоканал превращался в дойную корову администрации Владимира Панова, то люди должны были стать еще более дойными для самого предприятия – и для его нового руководства.

Региональная служба по тарифам и глава области не позволили увеличить размер тарифов, однако общая тенденция становилась все более ясна: больше долгов, больше расходов, причем – непродуктивных, без ремонта, без замены сетей, и как итог – обмеление, обескровливание, стагнация…

Удешевление для потенциального покупателя.

«Будете у нас на Колыме…»

И вот сегодня пришло время большой уборки: потоки предъявленных обвинений вымывают из этой истории персонажей недавнего прошлого.

Хочется верить, что в кои-то веки в интересах нас, горожан, а не чьих-либо еще, освобождая засиженные кресла для новых, еще более энергичных людей.

Одного из фигурантов этой недавней, свежей и, наверное, неоконченной истории уже нет с нами: он заранее и загодя отправился за Полярный круг, спецпредставительствовать от Росатома по вопросам развития Арктики. Что ж, это заслуживает внимания: насколько же верно Владимир Панов выбрал именно это, северное направление?

Как говорится, «будете у нас на Колыме…» – и так далее.

Там, на севере, где замерзает вода... 

Прочитано 2751 раз
Другие материалы в этой категории: « Йети подземелья Накрылось всё большой ездой »

Последние комментарии

  • Гость сказал Ещё
    ФСБ РЕСПЕКТ!!! 20 минут назад
  • Гость сказал Ещё
    "Существует легенда: когда Филипп Македонский подошёл...
    25 минут назад
  • Гость сказал Ещё
    Вы что, не понимаете всерьёз зачем Никитин назначает... 38 минут назад
  • Гость сказал Ещё
    Касаемо Шарова... конечно, если стучать (он слил все что... 43 минуты назад
  • Гость сказал Ещё
    В стране 80 миллионов неимущих, страна вымирает от... 2 часа назад